Интервью с Братом Грим — песни и попса: возможно ли примирение?

Братья Грим песни

Лидер группы «Братья Грим» считает, что время, когда борьба между рок- и поп-культурой была оправданной, прошло. Но почему же оно еще сохраняется?

Термин «попса» возник у нас в рок-среде в середине 80-х. Этим уничижительным словечком представители «протестной субкультуры» заклеймили популярное официальное искусство и его представителей. На Западе ничего подобного не наблюдалось, там мирно уживаются все. Однако и в российском роке есть течения, группы, чья музыка предназначена уже не только «для головы и души», но и «для ног» (раньше именно в этом противопоставляли рок и попсу). Одним из таких коллективов в начале 2000-х стала группа «Братья Грим». Ее основатели, братья-близнецы Константин и Борис Бурдаевы, назвали свой стиль «грим-рок», что значит рок солнечный, оптимистичный, радостный… О взаимоотношении рока и попсы мы рассуждаем с Костей Гримом.

Поп-исполнители, в отличие от рокеров, спокойно относятся к существованию «вражеского лагеря», не так ли?

К. Г.: Они вообще спокойные ребята. Часто очень доброжелательны. А рок-исполнителей традиционно отличает внутренний нерв, неудовлетворенность жизнью. Отсюда некоторая агрессивность…

Но к кому все-таки ближе песни «Братья Грим»?

К. Г.: Я не могу сказать, что мы — чистый рок. И не могу сказать, что попса. Я до сих пор не понимаю, куда нас можно отнести. Начинали, конечно, как рок-группа. Играли и играем в рок-клубах. Но мы стали популярны! Значит, и «поп» тоже…

Однако «поп» и «попса» — это все-таки немного разные понятия…

К. Г.: Как можно меньше вложить, как можно быстрее и больше получить — вот что такое попса. Ругательный термин придумали у нас, потому что на Западе нет самого этого явления, а значит, нет и противостояния. Там у каждого свой огород. Только в нашей стране возможно такое, чтобы, пардон, все хавали какую-то «какашку», сделанную левой пяткой правой ноги и запущенную в радиоэфир. Как говорил один мой знакомый попсовый композитор, «главное, чтобы лох цепенел». Этот способ воздействия на массы — «чтобы лох цепенел» — и есть способ попсы. Конечно, нормальных музыкантов это раздражает. А еще попса — это целый большой комбинат. Там есть отдельные люди, которые сочиняют песни, отдельные, которые поют, и даже отдельные, которые их исполняют! То есть просто пляшут на сцене, открывая рот. Я знаю такие случаи. И всем нормально!.. В этом отношении я больше отношу нас к року, потому что мы все делаем сами. У «Братьев Грим» нет звеньев большого производства — только группа из пяти человек. Написание песен, аранжировка, исполнение и даже (в последнее время) продвижение — все на нас. Мы работаем без продюсера. Никакой дядя над нами не стоит и не указывает, что и как нам петь. Это, наверное, и есть рок-культура. А то, что рокер должен быть грязным, в цепях, выходить на сцену в обдолбанном состоянии и петь под перегруз гитар про то, как все хреново, — это не очень точное понятие о роке. Рок может быть разным. Например, «Битлз» куда отнести?..

Но коллеги и критики, наверное, поругивали «Братьев Грим» за то, что вы такие красивые и романтичные?

К. Г.: Я не сказал бы, что мы особо красивые — не Алены Делоны какие-нибудь… Коллеги, как рок-исполнители, так и поп-исполнители, к нашему появлению отнеслись очень хорошо. А вот многие музыкальные критики действительно недолюбливали, пытались над нами смеяться. Правда, потом, когда мы стали популярны, им уже было не до смеха. Честно говоря, я музыкальную критику вообще не воспринимаю, считаю, что эти люди занимаются бесполезным трудом. Ни черта не понимая, они навязывают свой вкус другим, вот и все.

КОГДА И КАК ЭТО НАЧАЛОСЬ

И, судя по всему, мешают примириться двум «армиям»?

К. Г.: Думаю, конфронтация скоро закончится. Когда-то наши российские рок-герои сидели на кухнях, писали честные песни, пели их от всей души на подпольных концертах. Они были, понятное дело, субкультурой андеграундной, противоборствовали власти, которая тогда существовала. А потом, когда ненавистный режим пал и пришел тот, которого они так хотели, рокеры поняли: о, теперь можно замечательным образом ездить с чесом по всем городам и весям, на заработанные деньги покупать себе джипы! Я не хочу сказать, что они вдруг стали писать какие-то откровенно попсовые песни, нет. Во всяком случае, с уважаемыми мною людьми, с «дедушками» русского рока, этого не произошло. Но они сейчас ведут такой же образ жизни, как и другие представители шоу-бизнеса.

«Андрей Макаревич послушал и сказал: «Да, поете вы, сволочи, классно!» Приятно»

Я уловила нотку осуждения!

К. Г.: Осуждаю лишь за то и лишь тех, что рвут на груди рубаху — мы честные ребята! — а поступают порой так же, как их коллеги из другого цеха. Например, пиар себе устраивают почище, чем любая попсовая звезда, — скандалят, рвутся дискутировать с официальными лицами. Вообще, термин «рок», по-моему, изначально несет в себе элемент пиара. «Рок» — это ведь что-то роковое, отвязное, отчаянное — привлекательное! Подростки тоже хотят быть отчаянными ребятами, поэтому им так нравятся парни во всем черном, в цепях и с гитарами. Этим пользуются рок-звезды. Попса пиарится по-другому. Но суть-то одна.

А вы были свидетелем реальных «битв» между двумя лагерями?

К. Г.: Я никогда ни в чем подобном не участвую. У меня есть хорошие приятели и там и там. Знаю, некоторые мои коллеги морды бьют напоказ, с кем-то о чем-то спорят. Мне кажется, все это… какие-то местечковые наши радости. В мировом шоу-бизнесе такого нет. Например, премию «Грэмми» вручают одновременно исполнителям самых разных музыкальных жанров. Да мало ли что кому не нравится! Если я не люблю шансон (не близок мне этот жанр), но вижу, что исполнитель и его песни популярны, я понимаю: это нужно определенному слою населения. Как сказал один журналист: «Стас Михайлов — это не музыкальное событие, а демографическое».

Но если придет к вам деловой дядя и скажет: «У вас будут огромные залы, только дайте мне вами немножко порулить»?

К. Г.: А зачем огромные залы? Я занимаюсь этим не для того, чтобы собирать аншлаги, зарабатывать огромные деньги и покупать на них виллы в Испании. Может, в этом и есть основное отличие рок-музыки от попсы. Как говорит клавишница «Братьев Грим» Катя Плетнева, с которой мы знакомы еще с Самары: «Для настоящего художника главное — состояться в самовыражении». А какое будет, к черту, самовыражение, если кто-то придет и будет мной руководить?

В ЧЕМ РАЗНИЦА

Чем поклонники рока отличаются от поклонников попсы?

К. Г.: У поклонников рока все-таки более высокий IQ. А фанатов поп-музыки просто нет. Есть фанаты определенных персон. Скажем, Киркорова. Он весь такой красивый, как новогодняя елка, женщинам уже в этого достаточно. Еще бывает, что люди вдруг влюбятся в песню, слушают-слушают, а потом навсегда забывают… Поклонники рок-музыки — более увлеченные. Годами могут ходить на концерты своих кумиров, следить за их творчеством. Представить, что я могу вызвать такие же чувства, как Киркоров, невозможно. Никто никогда не спал возле мусоропровода в моем подъезде. Наши поклонники другие. И я горжусь ими, потому что они — отражение нас.

Бывало, что какие-нибудь поп-звезды подходили к вам и говорили: «Какие замечательные песни вы поете!»

К. Г.: Да. Причем как раз эти артисты чаще всего подходят и говорят. А вот рок-исполнители — не-е-е-ет. Они все ребята непростые.

«Братья Грим» — News

В декабре 2010 года внезапно ушла из жизни Леся Худякова, жена, друг, первый советчик и верный помощник Константина Бурдаева. «Возрождение «Братьев Грим» — наше с ней общее дело, — рассказывает музыкант. — Мы с Лесей, как говорится, заново заводили эту машину: сколачивали, выпускали в полет. В альбоме «Крылья Титана» много песен написано про нее, при ней. Все, что у меня получалось, я в первую очередь показывал Лесе…»

Группа «Братья Грим» была создана 13 лет назад в родной Самаре братьями Константином и Борисом. А три года назад Борис покинул коллектив. «Это были именно разногласия, а не ссора, — говорит Костя. — Не секрет, что мой брат со своей группой сейчас занимается андеграундной музыкой, его песни в основном англоязычны. Он решил, что нужно двигаться в другом направлении. Я желаю ему удачи».

Чья высокая оценка вашего творчества была вам особенно приятна?

К. Г.: Однажды мы встретились с Андреем Макаревичем, поставили ему нашу новую песню. Он послушал и сказал: «Да, поете вы, сволочи, классно!» Приятно. Кстати, куда, к какому направлению отнести группу «Машина времени»? У них ведь широчайший спектр творчества. Хотя, конечно, рок — основное. Или, например, Алла Пугачева, которая тоже слушала наши песни, и они ей понравились. Вот вроде бы люди из разных лагерей, а оценка одна.

В общем, вы считаете, что року и попсе делить нечего?

К. Г.: Да. И по большому счету примирение уже случилось. Ведь конфронтация появилась еще в последние годы советской власти в других условиях… Помню рассказ одного музыканта из группы «Кино» о том, как провалился Виктор Цой со своими первыми песнями — «Восьмиклассница», «Моя девушка больна», «Алюминиевые огурцы». Это были песни, выполненные, так сказать, в популярном жанре. Он вышел с ними в ДК Ленсовета, и публика его не приняла. Цой очень переживал. Публика требовала другого — протеста, войны! И он стал сочинять то, что она требовала. Делал это очень талантливо. Но это тоже своего рода конъюнктура, не правда ли? Что же мы тогда меряем рок и попсу? Рок-музыкант тоже пишет свои песни для публики, а не для того, чтобы складывать их в тумбочку. Не надо делить мир, как один большой пирог. Мир — это кухня, в которой печется много пирогов.

У вас в вашей среде много единомышленников?

К. Г.: Если кто-то скажет «Надо слушать только рок!», я не буду кидать камень в его огород. Пусть нас публика рассудит.

ФАКТЫ О КОСТЕ ГРИМ (БУРДАЕВЕ)

Творческое будущее непредсказуемо у всяких там «фабрикантов», у попсы. Потому что они зависят от многих людей. А у нас натуральное хозяйство, мы все делаем сами

  • Константин Бурдаев, как и его брат Борис, родился б июня 1981 года в Самаре;
  • Созданная братьями группа стала популярной в 2005 году (хит — песня «Ресницы»);
  • После ухода Бориса Бурдаева группа не распалась и в 2010 году записала альбом «Крылья Титана» новым составом.