Смеховы. Фамильное древо Атоса с Таганки

Всенародно любимый «мушкетер», две дочери, трое внуков. Таково крепкое семейное древо Смеховых

В их славной династии были и есть замечательные актеры и писатели, врачи и математики, инженеры и художники. Сегодня больше всего на виду актриса и певица Алика Смехова. С ней мы и решили поговорить о корнях и кроне ее творческой династии. А встретились с актрисой на съемочной площадке сериала «Дневник доктора Зайцевой»…

  • Вы впервые играете роль врача?
  • Ваша бабушка была врачом, не так ли?

Папина мама, Мария Львовна, в девичестве Шварцбург, она родом из-под Одессы, — врач-терапевт. Помню очень интересный рассказ дедушки, как он стал ухаживать за бабушкой. Ее семья говорила на идиш. Думая, что он их не понимает, они стали его обсуждать, решили, что он голоден и надо его накормить. А дедушка все это понял и ответил тоже на идиш, что не голоден. Они были приятно удивлены.

Я часто вспоминаю Марию Львовну, когда играю эту роль. Это первая из моих бабушек, которая ушла из жизни. Я уже была взрослым человеком, лет за 20… А дедушка дожил до 99, умер совсем недавно, в 2010-м. Мария Львовна запомнилась как величественная, высокая женщина, папа пошел в нее ростом, статью. Всегда улыбалась, могла заговорщически подмигнуть, никогда не была в депрессии, всегда держалась бодрячком. Когда мы с сестрой были детьми, в семье папиных родителей часто отмечали торжества, там всегда были великолепные застолья. Мой папа Вениамин, его сестра Галя, дети. Все собирались вместе, поэтому праздники, дни рождения проходили очень весело.

У бабушки всегда должно было быть первое, второе и компот. Она как врач все делала по правилам

  • Чем потчевали?

У бабушки были фирменные блюда, например пирог, который назывался «Бабка» (она его готовила из мацы), потом гефилте фиш — фаршированная рыба. Обязательно так называемый еврейский салатик: свекла, грецкий орех, чернослив, чеснок и немножко майонеза.

Бабушка научила меня играть на пианино застольную свадебную песню «Ломер аллэ», что означает «Давайте все вместе». Там говорится: давайте поднимем бокалы за музыкантов, за гостей, за жениха и невесту, за детей и так далее. Для меня эта песня в первую очередь память о бабушке. Никогда не забуду последние наши совместные обеды, когда приезжала к ним в Германию. У бабушки всегда должно было быть первое, второе и компот. Она как врач все делала по правилам. Тихий час днем для них с дедушкой был обязателен.

У меня перед глазами такая картинка: я у них в Германии. Бабушка с дедушкой вышли меня проводить перед возвращением в Москву. Бабушка, статная, высокая, идет впереди, за ней дедушка. Мы попрощались и ведь не знаем, когда увидимся снова. Чтобы как-то скрасить расставание, бабушка, стараясь быть строгой, говорит дедушке через плечо: «Боря, пойдем скорее, у нас режим». Это последняя фраза, которую я слышала от бабушки. Кажется, самая обычная, но в ней и тепло, и любовь, и горечь разлуки. Вообще, у нас с ней были дружеские отношения, она абсолютно не ханжа, с ней можно было все обсудить.

Дедушка, Борис Моисеевич, профессор Плехановского института, обладал потрясающим чувством юмора. Может, это спасло его и в войну, когда он был на фронте, и потом, когда работал в Госплане. С нами, детьми, был строг, требователен. Его очень огорчало, что я слаба в математике. Если честно, я его побаивалась и иногда с испугу называла на вы. Дедушка был большим интеллектуалом, играл в шахматы, рисовал, собирал анекдоты, писал книги. Одна из моих любимых историй про жизнь — о нем. Как мальчишка из местечка под Гомелем, ходящий в хедер и думающий стать раввином, стал экономистом, профессором.

Я РОС ЗА КУЛИСАМИ ТЕАТРА НА ТАГАНКЕ

  • Ваши первые воспоминания об отце?

Помню маленькую квартирку в районе Таганки. Вот мы сидим друг против друга, и он рассказывает мне про некую воображаемую Зину на стене и старается заставить хоть что-нибудь съесть. Я очень плохо ела, и в детстве папа был единственным человеком, который мог меня накормить. Сейчас я его прекрасно понимаю. У меня теперь у самой те же функции: накормить, напоить, довести до школы. Когда мы с сестрой были детьми, все это часто лежало на папе. Конечно, и мама вела дом и ходила на работу. Они старались согласовывать свои графики. Когда у папы спектакль, он был дома в первую половину дня, а потом приходила с работы мама.

Мы с сестрой спали в одной комнате. И если у папы не было спектакля, то перед сном он не только читал книжки, но разыгрывал целые сценки. Была такая игра. Папа говорил: «Раз — слушай мой рассказ», и так далее в рифму. А кончалось: «Десять — спит усталый месяц». А мы должны были на два, три, четыре… каждый раз придумывать новые строчки в рифму.

  • А вы со своими ребятами не делаете этого?

Именно это — нет. У них большая разница в возрасте, они засыпают в разное время и в разных комнатах. Но очень многие вещи из моего детства приняты как некая модель воспитания. Например, для меня тоже очень важен режим дня. Я стараюсь, чтобы сыновья много времени проводили на воздухе, обязательно читали. Конечно, у меня есть няня, есть помощники. А в те годы, когда росла я, кроме бабушек, дедушек, никто не помогал.

  • Наверное, вы часто бывали за кулисами?

Я росла за кулисами Театра на Таганке. Очень любила гримерный цех, где меня стригли, пока мы ждали, когда папа освободится. И артисты к нам очень хорошо относились.

В телепрограммах «АБВГДейка», «Будильник» снималась еще ребенком, читала стихи Тувима

  • Вы понимали, что ваш папа — известный актер?

Понимала, что он один из первых в театре. И было чувство, что он — необыкновенный папа. Я очень им гордилась. И до сих пор горжусь.

  • То, что вы пошли в актрисы, — это его влияние?

Нет. Просто я была очень подвижна и артистична с детства. Всегда хотела стать актрисой музыкального театра. Мечтала проложить свою дорожку. Очень любила музыку, пела. Сейчас один из последних подарков судьбы — совместный с папой спектакль «Двенадцать месяцев танго». У него был юбилей, и спектакль подготовили специально к этой дате.

Это наш уникальный спектакль. Мы же давно хотели вместе работать и теперь получаем огромное удовольствие, потому что здесь слилось все, что мы любим. Папа читает поэтов Серебряного века, он потрясающий чтец, я пою польские танго 30-х годов и читаю Ахматову. Папа написал свои оригинальные тексты ко всем месяцам танго — от января до декабря. А у меня в каждом сезоне — свой винтажный наряд из коллекции Галины Аксеновой, продюсера, идейного вдохновителя и супруги моего папы. Плюс пять великолепных музыкантов в команде.

МАМА У МЕНЯ — УДИВИТЕЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК

  • А когда вы впервые выступили с папой?

В телепрограммах «АБВГДейка», «Будильник». Снималась в них еще ребенком, читала стихи Юлиана Тувима. Мне было лет 7-8, телевидение очень понравилось. Я поняла, что это удивительный мир. И, что самое приятное, результат виден сразу. Потом, уже во взрослой жизни, папа делал для канала «Культура» спектакль «Лекарь поневоле». Я там играла сразу две роли: одна — красотка-кормилица, а вторая — жена главного героя. Папа был режиссером, но накануне съемок артист, репетировавший главную роль, не смог выйти на площадку,  и папе пришлось еще сыграть Сганареля. Смешно получилось: я играла его жену. Это был жанр буффонады, гротеска. Кстати, в последнее время я все больше и больше склоняюсь к комедии. Хочется делать что-то смешное и отходить от образа роковых красавиц, мне это уже неинтересно. Трагикомедия, фарс ближе.

  • В каких ролях отец вам нравится больше всего?

В театре это «Дом на набережной», «Мастер и Маргарита», «Послушайте!», другие спектакли той старой Таганки. А что касается кино, бесспорно, «Три мушкетера». Недавно у него была хорошая работа в сериале «Монтекристо» (2008). Очень нравится телепрограмма «Таланты и поклонники», серия программ для канала «Культура» — поэтические и об истории театра, программа на НТВ «Дело темное». Кроме того, папа написал много книг. Первая повесть вышла в свет, когда я была младенцем, в журнале «Юность» — «Служенье муз не терпит суеты» (1976), были книги о Театре на Таганке, о друзьях-актерах. Выходили пластинки на фирме «Мелодия», больше всего запомнилась «Али-Баба и 40 разбойников».

Мы с сестрой спали в одной комнате. Если у папы не было спектакля, он разыгрывал целые сценки

У нас вообще книжная семья. Дедушка тоже писал книги, его брат, Лев Моисеевич Смехов, был известным книжным иллюстратором. Но, когда пришло время папе определяться с выбором профессии, он все-таки выбрал Щукинское театральное училище. Видимо, писательский талант передался по отцовской линии и мне. В 2009-м я выпустила книжку «А и Б сидели на трубе». О себе трудно говорить, но мне кажется, что в самом названии уже есть загадка, интрига.

  • Но ведь и ваша мама не чужда литературному творчеству?

Мама у меня — удивительный человек, она долгие годы проработала на радиостанции «Юность», потом в литдрамвещании. Сейчас — заведующая литературной частью в театре «Ромэн». Я ею очень горжусь. Она у меня большой интеллектуал. Кстати, именно мама научила меня редактировать интервью.

«Двенадцать месяцев танго» — наш уникальный спектакль. Мы же давно хотели вместе работать

  • А какие у вас были отношения с мамиными родителями?

Всегда обожала мамину маму, мою бабушку Нину Андреевну Сергееву. Потрясающий, уникальнейший человек, абсолютный альтруист. Я таких больше не встречала, она всегда жила для кого-то. По профессии инженер-конструктор, разрабатывала танки вместе с Кучеренко (один из создателей знаменитого Т-34. — Прим. ред.). Прожила нелегкую жизнь. Ей пришлось расстаться с отцом мамы, и дочку она воспитывала одна. Помню, как бабушка (она тогда уже вышла замуж) брала нас на лето, отвозила в Сигулду, под Ригой. Мне было два годика, я еще не говорила. А когда заговорила, то на латышском языке. И стала давать всем свои имена. Дедушку Митю я назвала Амамикой, тетю Лизу, бабушкину сестру, — тетей Тикакой, а себя — Аликой. На Аллу я отказывалась откликаться. Мама ведь тоже Алла, а я, видимо, с детства стремилась проявить свою оригинальность.

Потом бабушка стала возить нас на родину к дедушке Амамике на Украину. Помню тепло, небо в огромных звездах, Днепр, фрукты, арбузы, вареники с вишнями. Помню, бабушка специально для детей придумывала салаты с сюрпризом. Например, ягодка смородины, которая не должна быть в салате, или орешек. Помню, как бабушка водила нас в библиотеку, брала себе разные книжки, а мы с сестрой смотрели журнал «Крокодил». Там высмеивались хиппи и вообще все западное. А мы в этих рисунках высматривали, как надо одеваться. Помню лейтмотив моего детства — песню «Светит незнакомая звезда» в исполнении Анна Герман. Есть и еще один лейтмотив. Родители вывезли нас в Дом творчества в Мисхоре, в Крыму. По вечерам оставляли с сестрой одних. Лежим мы с ней на кроватях на балконе, а из репродуктора доносится: «Мы с тобой еще не раз вернемся в солнечный мерцающий Мисхор». Сейчас, когда смотрю телевизор и слышу песни тех лет, на меня накатывает какая-то добрая волна.

С СЫНОВЬЯМИ ОБЩАЮСЬ КАК СО ВЗРОСЛЫМИ

  • Что вы стараетесь привить своим мальчикам?

Для меня, как для каждой матери, важно, чтобы из детей выросли хорошие люди. А если это мальчики, то прежде всего — хорошие мужчины. К сожалению, большинство современных мужчин воспитано одинокими матерями, и я являюсь таковой. Да, у детей есть бабушки и дедушки. К счастью, есть моя профессия. И сыновья понимают, что я социально востребована, а не просто бегаю по трем работам, чтобы купить им кусок хлеба, я занимаюсь любимым делом… Этим летом всей семьей мы были на гастролях в Америке. Старшего, Артема, отправили там в лагерь, а трехлетний Макар ездил с нами по всем городам и весям. И даже выходил на поклоны.

  • Вы видите в своих детях творческие задатки? Как вы думаете, они станут продолжателями актерской династии?

В них, на счастье мне, заложено простое сермяжное мужское начало от их отцов, что очень важно. Хочу, чтобы они взяли, как от меня, так и от отцов, все самое лучшее. А дальше — пытаюсь это развивать в них. И вообще, я с ними общаюсь как со взрослыми. Старшему сыну 11, и иногда я даже слишком много ему говорю как есть, без прикрас.

  • А вы чувствуете их мужскую поддержку?

Я воспитываю в них это. И сколько любви смогу им дать, столько они мне отдадут потом. Артем чрезвычайно общительный. Он недавно попал в больницу, я думала, что ему будет тяжело, но через час у него уже были там друзья. Он легко входит в любой коллектив, в школе на хорошем счету. А младший — совершенно необыкновенный ребенок, обожает девочек, все мальчишки для него конкуренты. У него есть подружка, он верен ей уже два года. У него прекрасная фигура. Хоть он еще малыш. Но с него можно лепить скульптуры, прорисована каждая мышца — это в четыре-то года уже атлетическое строение. Он очень сильный для своих лет, с успехом занимается айкидо. Артем более мягкий, более эстетствующий, нежный. Младший тоже нежный, но боец. Когда ему было два года, он удивил тем, что сидел у меня на кровати, смотрел на иконы в углу комнаты, вдруг вскидывает руку в сторону икон, говорит: «Папа». Я чуть с кровати не упала. Кстати, дети ходят со мной в церковь, мы причащаемся, исповедуемся. У нас это традиция. Духовное воспитание очень важно. Меня так воспитывали родители — в строгости. И я строга с детьми. Но когда они на меня набрасываются и начинают обцеловывать, тогда из меня можно веревки вить.

ГОРЖУСЬ, ЧТО ПАПА ЦЕНИТ МЕНЯ КАК КОЛЛЕГУ

  • Вы бы хотели, чтобы они стали актерами?

Ни в коем случае. Это тяжелая зависимая профессия. Везет одному-двум из многих. Конечно, если будут способности, а младший очень артистичен, я не собираюсь ни в чем мешать. Мой папа тоже не хотел, чтобы я пошла в актрисы, потому что это тяжелейший хлеб. Но смирился. Хотя он даже не готовил меня, потому что мы не могли работать — раздражали друг друга. Зато сейчас я очень горжусь тем, что он ценит меня как коллегу и любит работать со мной.

Мой папа не хотел, чтобы я пошла в актрисы, потому что это тяжелейший хлеб. Но смирился

  • Почему вы дали сыновьям такие имена?

Артем — потому что хотела, чтобы совпадали наши инициалы. К тому же Артем — это «здоровый, сильный». Что касается Макара, то я хотела Машеньку и уже была готова к букве М.

  • Вы для старшего стали уже не просто мамой, но еще и советчиком, подружкой?

Надеюсь. У него уже какие-то девочки, и мы с ним это обсуждаем. Я даже учу его каким-то тонкостям.

  • Вы уже взрослая женщина, мама. Интересно, а сейчас какую роль играет в вашей жизни отец?

Папа, несмотря на развод, всегда обо мне помнил. Он всегда знал, что со мной происходит, поддерживал и морально, и материально. Он всегда был папой. А с годами мы еще больше сблизились и на профессиональном поприще. Я за многое благодарна ему. Наш спектакль имеет для нас огромное значение. Мы всегда его ждем с нетерпением. Я рада, что папа оценил мои актерские способности. Когда в Америке мы с ним выходили на сцену на поклон и с нами маленький Макар, это было очень трогательно, потому что мы все — одна большая семья, династия.

В нашей артистической семье в Новый год все работают. Поэтому я хочу создать собственную традицию, чтобы в полночь 31 декабря все были в сборе.

Алика Смехова

ФАКТЫ

  • Вениамин Смехов родился ю августа 1940 года в Москве;
  • Старшая дочь Вениамина Борисовича Елена — писатель, литературный редактор;
  • Алика Смехова родилась 27 марта в Москве. Ее мама Алла Смехова — зав литчастью театра «Ромэн»;
  • Алика много снимается, играет в антрепризах, поет;
  • Растит двоих сыновей.
Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Нажимая кнопку "Отправить" вы даёте разрешение на сбор, анализ и хранение своих персональных данных согласно Правилам