Биография Хью Лори — раздвоение личности

Актер Хью Лори

Он играл комичных героев и забавных английских джентльменов. Но славу ему принесла роль веселого врача-мизантропа. Как смена амплуа так легко далась актеру? Есть ли в нем самом что-то хаусовское?

Существует известная всем поклонникам Хью Лори и «Доктора Хауса» история о том, что актер попал в этот сериал едва ли не случайно. В канун Рождества 2003 года он вместе со съемочной группой ремейка «Полет феникса» работал над картиной в пустыне Намибии. Было ужасно жарко, песок сыпался повсюду, норовя испортить настроение, костюмы и дорогое оборудование. А в это время у американских телевизионщиков начался, как его называют причастные к миру ТВ, «пилотный сезон». То есть каналы и продюсеры отсматривали идеи и проводили кастинги, чтобы за весну и лето подготовить к премьере новые сериалы. В том числе и историю про больницу Принстон Плейнсборо. У этого сценария еще не было названия, да и для проб прислали всего несколько страниц текста, поэтому Хью решил, что персонаж — Грегори Хаус — будет второстепенным, а главным станет доктор Уилсон — положительный во всех отношениях товарищ, надежный и милосердный врач. А раз так, то почему бы не попробоваться ради небольшого заработка, который будет нелишним для бюджета их немаленькой семьи.

И вот в ванной комнате, где было достаточное для видеозаписи освещение, с зонтом взамен трости, которую найти не удалось, при поддержке товарищей по площадке Хью начитывал диалог Хауса и Уилсона, сам не веря в благополучный исход затеи. Почему? Ну потому, что он уже слышал, что продюсеры хотят непременно «абсолютно американского актера», а 37-летний поросший щетиной и измученный условиями жизни в пустыне Лори мало подходил на роль 34-летнего блестящего врача, каким задумывали Хауса изначально. Да еще и ему, истинному англичанину, приходилось тщательно следить за тем, чтобы в его речи был американский акцент, который ожидали создатели.

Так что на успешное прохождение даже первого этапа видеопроб Лори не слишком-то рассчитывал, а потому весьма удивился, когда получил приглашение прилететь в Америку и еще раз пройти кастинг, теперь уже вживую.

Чем завершилась эта история, поклонникам сериала известно. Хью Лори не только сыграл главного персонажа, вокруг которого и крутятся все медицинские и человеческие истории, но и стал одним из самых высокооплачиваемых артистов на ТВ, в 2011-м попавшим в Книгу рекордов Гиннесса как актер, привлекший к экранам наибольшую аудиторию (81,8 млн человек в момент пикового интереса к картине).

«Слушайте, в этой моей славе есть что-то абсурдное, поэтому я и не доверяю ей… Необоснованность, немотивированность — меня всегда это настораживало, — пожимает плечами Лори. — Знаете, я жил в отеле чуть ли не полгода, все остальные члены актерской команды, едва их утвердили на роли, нахватали ипотек на новые дома. Я тогда очень убежденно сказал Дженнифер Моррисон (исполнительница роли Кэмерон в сериале. — Прим. ред.): «Дженни, я говорю вам как взрослый человек и отец троих детей: вы совершаете немыслимую глупость. Нас закроют уже в этом сезоне». Для меня было просто шоком, когда «Хаус» стал рейтинговым лидером едва не по всему миру. Хаус слишком необычен — и как сериал, и как человек. Слишком безыллюзорен для телесериала и слишком негероичен и дискомфортен для героя. Он не может быть поп-звездой. А стал».

Впрочем, сам Хью не планировал становиться актером. И что же? Случилось то, чего не должно было быть, да еще и умноженное на два. Или даже на три, ведь никто не предполагал, что Лори, игравший чудаковатых английских джентльменов, воплотится в циника, мизантропа и гения. Но артист и роль наконец нашли друг друга. Ведь даже их биографии в какие-то моменты удивительным образом пересекаются.

СЕМЕЙНЫЕ УЗЫ

Создается впечатление, что с самого детства Хью шел к своему доктору, сам не подозревая того. Отец, Рэн Лори, долгое время занимался спортивной греблей, даже выиграл олимпийское золото, участвовал во Второй мировой в качестве специального уполномоченного представителя в Судане, а в 1954 году начал жизнь заново, получив диплом врача и став терапевтом в поселке Блэкберд Лейс близ Оксфорда.

Он быстро завоевал прекрасную репутацию среди жителей — нет, вовсе не доктора Хауса, а добрейшего человека и внимательного профессионала. Хью очень сильно любил отца и во всем хотел на него походить. «Я помню, как дома отвечал на звонки для него. Я был настоящим сыном своего отца, и, прежде чем я успевал сказать «Это не доктор», люди уже выпаливали: «Доктор, слава богу! Все взорвалось. Я не могу это остановить…» Мне не оставалось другого выхода, как только… ну, понимаете, успокаивать их. Представьте, что вы подросток, вам хочется внимания. «Что ж, похоже, вы поступаете правильно, — говорил я. — Да, да, все будет хорошо. Перезвоните, если кровотечение усилится». Я не потерял ни одного пациента», — словно уже тогда репетировал будущую роль Лори.

Впрочем, о том, что папа не увидел всемирного триумфа сына (Рэн умер, когда Хью было 39), последний не жалеет. Главная причина этому — комплекс, который часто развивается у мальчиков, воспитанных сильными отцами, превзойти которых очень сложно. В гребле Хью пробовал себя и был весьма неплох, но одно досадное поражение, а после и болезнь, которая вынудила его прервать занятия, не дали юноше возможности блеснуть на олимпийском уровне. Но даже не в этом его главный комплекс вины перед папой. «Притворяясь врачом, я получаю за сезон больше, чем за всю жизнь получал мой отец, который по-настоящему лечил людей», — говорит Хью.

БРИТАНСКИЙ ВЕСЕЛЬЧАК

«Я БЫЛ КЕМ-ТО ВРОДЕ ШКОЛЬНОГО КЛОУНА, ХОТЯ И НЕ НАМЕРЕННО. К ДЕВЯТИ ИЛИ ДЕСЯТИ ГОДАМ, ПОЛУЧИВ ШКОЛЬНЫЙ ПРИЗ ЗА АКТЕРСКУЮ ИГРУ, Я ТОЧНО ЗНАЛ, ЧТО ЭТО Я ДЕЛАТЬ УМЕЮ И ДЕЛАЮ ХОРОШО…»

«…Конечно, это был всего лишь способ привлечь к себе внимание девочек и вообще быть замеченным. Так все и начинается. Ты пытаешься заставить девочку смеяться, а потом сорок лет спустя все еще гадаешь, удалось тебе это или нет», — улыбается Лори. На фото — со Стивеном и британскими коллегами-комиками Эстер Фройд, Дженнифер Сон-дерс, Тони Слэттери.

Берти Вустер, главный герой сериала «Дживс и Вустер», снятого по мотивам историй Вудхауза, сделал Лори исключительно популярным в Британии. «Хью Лори и Стивен Фрай сумели сделать юмор Вудхауса настолько современным, чтобы над ним можно было смеяться. Это та работа, ради которой и появился союз Фрая и Лори», — писала The Sunday Times. Поначалу Хью боялся реакции поклонников писателя, но они были восхищены тем, как тонко он сыграл свою роль.

Еще больший отпечаток на психике мальчика оставила мать, ярая пресвитерианка, презирающая комфорт и телячьи нежности. Четверых детей она воспитывала в аскезе и строгости, не позволяя им стать «слабыми душой». Лори все время считал, что разочаровывает мать, потому что в подростковом возрасте вел себя недостаточно ответственно и уважительно, потом выбрал актерство вместо благородной профессии медика… «В нашем доме смирение считалось высшей добродетелью. Никаких проявлений самоуспокоенности или удовлетворения не допускалось», — вспоминает он. Что же, если с младых ногтей тебя воспитывают только кнутом, без пряника, неудивительно вырасти с чувством закостенелой неуверенности в себе.

Подобную картину можно проследить и у Грегори Хауса. Как мы знаем из сериала, его отец, военный летчик, был адептом идеи суровой дисциплины. «Наверное, так со мной и надо было», — скажет в одной из серий Хаус, а позже подтвердит свою детскую догадку, что отец ему не родной, а настоящим папой оказался друг семьи, священник. Только если сам Лори до сих пор живет с чувством вины, что карьера и личная жизнь у него сложились достаточно легко («Мне не приходилось по 12 часов работать в шахте, я не заслужил стольких удач»), то Хаус свои детские переживания удачно прикрыл комплексом Бога, чему звание лучшего диагноста только способствует.

ДРУЖБА КАК ЗАЛОГ УСПЕХА

«Я думаю, у нас есть кое-что общее, — говорит Лори о своем герое. — Мы оба смотрим на мир, приподняв одну бровь. Мы оба весьма серьезны, но в то же время нам свойственна инфантильность. Он и я — вечные подростки, но с такой патологической серьезностью. Еще у нас обоих проблемы с радостью, по-! скольку мы думаем, что она выше нашего понимания. Я часто представляю сцену из фильма Вуди Аллена, где он едет на поезде и видит машин), полную смеющихся людей. Они пьют шампанское, у кого-то тромбон. А Вуди явно вне этого всего, он смотрит извне. Я думаю, это хорошо подытоживает мое видение мира и Хауса».

Как ни странно, но «проблемы с радостью», как охарактеризовал свои перепады настроения Лори, не помешали ему стать одним из самых успешных комиков Великобритании. Для полноты картины — еще и в паре со вторым не самым веселым в мире человеком, Стивеном Фраем. Фрай, страдающий от регулярных приступов хандры, а однажды даже всерьез помышлявший о самоубийстве, и Лори, терзаемый мыслью о том, что не заслужил таких успехов, познакомились еще в студенческом театре. «Впервые я увидел Стивена на сцене, когда ему было девятнадцать. Он играл старика и имел очень подходящий вид — мрачный и меланхоличный. Но и за сценой он был таким же, даже в двадцать лет выглядел так, словно ему пятьдесят пять. Он создавал впечатление человека, который многое повидал», — вспоминает Лори.

«БИЛЛ РОДИЛСЯ В РАЗГАР СЪЕМОК «ДЖИВСА И ВУСТЕРА». Я БЫЛ ЕЩЕ В КОСТЮМЕ, КОГДА ЗАЗВОНИЛ ТЕЛЕФОН»

Хью предложил новому знакомому вместе написать сценарий и поставить номер. И с этого началась их многолетняя дружба. «Хвала небесам — у нас получается друг друга смешить. Стивен смешил меня так часто — и продолжает это делать до сих пор. Вот уже более трех десятков лет он меня смешит. Я сразу понял, что этот человек — тот, кто мне нужен», — говорит Лори. «Хью более влиятельный. И более мудрый. Он высшая инстанция, к которой мы все в итоге обращаемся. Я бы сказал, он обладает истинной харизмой и истинной мудростью», — признается Фрай.

Эта история дружбы, как и отношения Хауса с Уилсоном, насчитывает не один десяток лет. И реальные, и киношные приятели прошли ряд испытаний, иногда даже ссор, но остаются друг для друта близкими людьми. Впрочем, в начале пятого сезона, который сейчас транслирует Universal Channel, дружба медицинских светил оказалась на волоске: пережив смерть любимой, к которой косвенно был причастен и Грегори, давний друг намерен радикально решить проблему: уйти из больницы и забыть прошлую жизнь. Но, как метко заметил об Уилсоне один из членов команды Хауса: «Он платил за ваш обед, любил Monster Trucks и был вашей совестью», а такой дружбой нельзя не дорожить.

На краю бездны стояли и отношения самого Хью со Стивеном. Лори был неприятно удивлен, когда его друг впал в депрессию и, сражаясь с желанием покончить с собой, тайно уехал из города. «Он не доверился мне до отъезда, и в то время я сильно переживал из-за этого. Но я понимаю, почему он так поступил. Он знал, что я буду призывать его взять себя в руки, а в том состоянии духа, в каком он находился, подобные призывы были ему ни к чему», — позже, сам пережив депрессию, поймет он мотивы друга.

«Время от времени мы дуемся друг на друга, но точно так же мы дуемся на весь мир и на все вокруг. Если говорить о настоящих ссорах, то у нас их никогда не было. Думаю, если бы мы поссорились по-настоящему, это была бы катастрофа», — признает Фрай. И это правда: их дуэт подарил миру не только пример верной дружбы, но и ряд потрясающих юмористических скетчей, шоу, фильмов. Например, «Шоу Фрая и Лори», «Молодые», сериал «Черная гадюка», не говоря уже о блистательной многосерийке «Дживс и Вустер», где Хью и Стивен потрясающе точно перевоплотились в английского аристократа и его помощника, описанных в ироничных историях Вудхауса.

СЛОЖНАЯ ИСТОРИЯ

Но если с дружбой и у Лори, и у Хауса получается разобраться, то в вопросе отношений с женщинами фора все же у первого. Хью уже 22 года счастливо женат, а второй все никак не может разрубить гордиев узел в отношениях с главврачом Принстон Плейнсборо Лизой Кадди. Говоря языком Игоря Николаева, «дельфин и русалка не пара». Те, кто следит за актуальным развитием сериала, знают, что в седьмом сезоне создатели уделили много внимания этой теме и тоже пришли не к самым оптимистичным выводам.

Надо признать, что и сам Хью не без греха. Начнем с того, что его дружба с Джо переросла в отношения, когда в тот момент еще настоящая, а не бывшая девушка Лори уехала за границу. «Она отправилась работать в Кению, а я начал встречаться с Джо, которую как раз бросил ее приятель, — выкладывает Лори как на духу. — Ситуация была довольно необычной, потому что, как правило, перед тем как залезть девушке в трусики, принято предупреждать: «Послушай, я встречаюсь с другой, поэтому мне нужно с ней поговорить». А я этого не сделал. Я пропустил этот этап. Вместо того чтобы сказать: «Кейт, все кончено. Ты согласна?» — мне пришлось сказать: «Послушай, у меня роман с другой». Кейт это очень не понравилось».

Но, как пела в 90-х коллега Николаева Татьяна Овсиенко, «счастливых Бог не судит», потому сейчас можно оценить только последствия принятого Лори решения. И они не так уж плохи, если принимать во внимание брачный стаж пары, а также мнение троих взрослых детей, которые гордятся своими родителями.

Надо сказать, что и у четы Лори были некоторые проблемы… Спустя 11 лет брака бес в ребро мужа все-таки толкнул, и на съемках в Южной Афр! же у того случился адюльтер с режиссером Одри Кук. Впрочем, вскоре он уже с повинной мчался в Англию. Джо проявила себя как мудрая женщина: она не стала устраивать скандал и хлопать дверью. А Хью зарекся даже в помыслах изменять супруге.

Тем более что именно Джо поддерживает его во время приступов депрессии. А таковые у актера случаются. Разговоры с психологом несколько сгладили картину, но не перевернули мировоззрение Лори. В этом он со своим героем уж слишком схож. «Когда на меня находит депрессия, то я могу сидеть надутый часами, — признается он. — Я цепляюсь за тоску потому, что это очень знакомое для меня состояние. Когда я чувствую себя счастливым, то знаю: это случилось из-за того, что вскоре я вернусь в свое обычное мучительное состояние и буду ныть. Меня еще никто не убедил в том, что счастье — это цель жизни. Я очень подозрительно отношусь к счастью».

И еще воспитанного в религиозной семье Лори и считающего веру отклонением от нормы Хауса роднит атеизм. Это говорит о том, что религиозный аспект жизни никогда не имел для него большого значения. «Я восхищаюсь религиозной музыкой, великими соборами и этикой, но я не приемлю идею Бога, — признается Хью. — Я не верю в Бога, но думаю, что если бы существовал Бог или судьба, или что-то еще в этом роде и если бы эта сила увидела, что ты воспринимаешь нечто как должное, она тут же отобрала бы это у тебя». И продолжает стесняться собственной успешности, планируя после окончания съемок в «Докторе Хаусе» отойти от кинематографа и заняться музыкой.

ФАКТЫ О ХЬЮ ЛОРИ

  • Родился п июня 1959 года в Оксфорде, Великобритания;
  • В 1981-м окончил Кембриджский университет;
  • Начиная со школы занимался академической греблей, участвовал в институтских и международных гонках;
  • В июне 1989 года женился на Джо Грин. У них родились трое детей: Чарльз Арчибальд (1988), Уильям Альберт (1991), Ребекка Августа (1993);
  • В 1996-м вышел его роман «Торговец пушками»;
  • Актер, режиссер, продюсер, сценарист, писатель и певец.